Бен Хеллман. Сказка и быль. История русской детской литературы для детей и молодёжи (1574-2010)

 

Веn Hellman. Fairy tales and true stories: the history of Russian literature for children and young people (1574-2010)

 

«[106] Ближе к концу века многие женщины-писательницы писали о своём детстве и юности, частью проведённом в семье, частью в пансионах. Эти произведения, часто написанные в ностальгических тонах, сочетали черты “семейных романов” и школьных рассказов. Героини произведений Сысоевой, Желиховской и Кондрашовой — девочки-подростки из богатых семей, которым посчастливилось вырасти в гармоничном мире. <…>

[107] Одной из самых популярных и плодотворных писательниц этого периода [1860-1890] была Вера Желиховская (1835-96). После последовавшей ранней смерти матери, писательницы Елены Ган (Хан), она воспитывалась в саратовском доме своей бабушки, выдающейся естествоиспытательницы. Желиховская обратилась к литературе в 1870-е годы, в возрасте около сорока лет, и сделала это, по её собственным словам, “единственно для удовольствия своих детей”. [1]

Кавказ является местом действия многих подростковых книг Желиховской. Часть своего детства она провела в Грузии, а после смерти своего первого мужа вернулась в Тифлис (Тбилиси). С глубокими знаниями она [108] изображала местные обычаи, этнографические детали и природные пейзажи, часто с точки зрения стороннего русского наблюдателя. Сюжеты её кавказских сказок драматичны, особенно когда они разыгрываются в беспокойное десятилетие 1840-х годов. Конфликт часто возникает на почве взаимоотношений разных культур. Даже если Желиховская и проявляет симпатию к коренному населению, она никогда не забывает указать на своё понимание русской миссии на Кавказе, которая должна была смягчить нравы и научить христианской морали. Для неё конфликт был в конечном счёте противостоянием между христианством и исламом.

В рассказе “За приключениями”, опубликованном в Тифлисе в 1878 году, четверо мальчиков отправились на летние каникулы на неделю независимой жизни. Несмотря на многообещающее открытие, исключительное для своего времени, большинство драматических происшествий даются в виде вставных монологов. Путешествие предлагает мальчикам, представляющим четыре различных национальности, шанс изучить свои предрассудки и научиться принимать различия. Кульминацией является экстатический религиозный опыт в древней, разрушенной грузинской церкви. Русский мальчик, прочитавший “Фабиолу” [2] кардинала Уайзмэна [3], узнаёт, что христиане отдали свои жизни за веру и на кавказской земле.

Герой рассказа “Князь Илико, маленький кавказский пленник” (1888) — грузинский мальчик, похищенный во время нападения враждебных горцев лезгин. Много лет спустя его находит русская семья, которая, привлечённая его добродушием, решает позаботиться о нём. С помощью родимого пятна отец Илико, грузинский князь, узнаёт своего сына, но мальчик предпочитает оставаться со своими российскими покровителями, что свидетельствует о расово предвзятом отношении автора. [4] Выбор Илико частично продиктован его христианским воспитанием, унаследованным от его покойной русской матери. Критик в “Обзоре детской литературы” 1889 года жестоко отверг рассказ как “вялый, скучный, безжизненный” [5] и предсказал, что ни один читатель не продвинется далее первых нескольких страниц. [6] Обескураживающим выводом было то, что вот де писательница, которая обратилась к детской литературе, потому что она недостаточно талантлива для взрослой аудитории.

В повести “В татарском захолустье” (1888) Желиховская исследовала подчинённое положение мусульманских женщин. В течение лета проведённого в небольшом татарском городке тифлисская девушка Оля знакомится с Гюлли, дочерью местного князя. Презрев предрассудки взрослых, Ольга и Гюлли тайно искали компании друг друга. Гюлли, узница своей семьи и религии, живёт ограниченной жизнью, лишённая образования и права выбора мужа. Ольга намеревается освободить Гюлли от мусульманского влияния. Татарскую девушку тянет к русским, которые дают ей возможность получить образование и познакомиться с Евангелиями и их посланием любви к своим врагам. В этом разделённом мире счастливый конец невозможен, но Желиховская, утешая своих читателей, позволяет Гюлли умереть христианкой.

Ту же самую задачу освобождения из духовного плена можно найти и в повести “Из тьмы к свету: [109] История мальчика молокана” (1882). Образ жизни и верования молокан, группы сектантов, которых царский режим депортировал на Кавказ, приравниваются к темноте. Благодаря вмешательству православной семьи одарённый сирота Дмитрий спасён для “новой, осмысленной, светлой жизни”.

В прозе Желиховской фигура отщепенца часто занимает место встреч между христианским и мусульманским миром. Это мотив благородного дикаря, знакомый по книгам об американских индейцах. [7] Неизбежная русская отсылка, литературный интертекст — пушкинский “Кавказский пленник”. Проблематичная дружба между врагом и русской девушкой изображена в короткой истории “Мамед-Селим” из кавказских рассказов (“Кавказские рассказы”, 1895). В рассказе “Кунак-Рагим” из того же сборника русская девушка проявляет милосердие к раненому Азбеку, а он, в свою очередь, спасает ей жизнь, предлагая убежище, когда она без конвоя выезжает за пределы города. В глазах своего народа Рагим — изменник, и как таковой он обречён на жестокую смерть. Его судьба иллюстрирует взгляд Желиховской на два разных мира. Русские её книги ведут честную войну: они не убивают женщин и детей и не издеваются над пленными.

После смерти своего второго мужа, Желиховская переехала в Санкт-Петербург. Самостоятельно воспитывая пятерых детей, она полностью посвятила себя литературе, издаваясь в основном в журналах “Семья и Школа” и “Семейные Вечера”. Для ежемесячного журнала для солдат “Досуг и дело” она писала документальные истории о покорении Кавказа, изображая военных героев, начиная от генерала Алексея Ермолова, вплоть до неизвестных офицеров и солдат. Многие из этих изданий с их “официальным патриотизмом” позже были собраны в отдельные тома, не адресованные непосредственно юным читателям, но представляющие для них определённый интерес. Истории “Кавказские легенды” (1901) относятся к введению христианства на Кавказе. Христианский дух против алчности, зависти и мстительности.

Сентиментальные и мелодраматичные “Семейные романы” (повести, новеллы) Желиховской были популярны. Молодая любовь в высшем обществе, мечты о будущем, могущество музыки, искусства и поэзии, любовь к природе и тревожные предчувствия — всё это повторяющиеся слагаемые этих напряжённо выстроенных юношеских книг. Ольга и Александр в повести “На весенней заре” (1904) — идеальная молодая пара. Их любовь развивается на протяжении одного лета, но мечты об общем будущем рушатся, когда Александр, жаждущий героических [110] подвигов, присоединяется к справедливой и священной войне против турок. Его смерть на поле боя знаменует конец Ольгиной “весны”, но её утешает мысль, что “летнее” счастье должно быть всё ещё впереди.

Название повести “Любовь правдой крепка” (1888) отсылает к крепко хранимому секрету семьи барона Крюгера: его дочь Тамара — приёмное дитя, у которого есть биологический брат. Страдания девочки, когда она понимает, что от неё скрывают какую-то важную истину, угрожают расколоть семью. Конфликт осложняется тем фактом, что её брат, грузинский князь, был усыновлён семьёй более простого происхождения. Кроме того, по образованию и воспитанию Тамара является, “Русской иностранкой”. В конечном счёте происхождение и религия оказываются более важными, чем культурный фон, и истина служит только для укрепления связей между этими членами семьи.

“Мала былинка, да вынослива” (1897) открывается сценой кладбища на берегу Чёрного моря. После смерти своих родителей дети попадают в тяжёлое финансовое положение. Старшая сестра изо всех сил пытается сохранить общий круг братьев и сестёр вместе и свести концы с концами. Тем не менее, в этой истории выживания, больше благодаря случайной встрече с благодетелем, старым другом семьи, чем собственным усилиям, дети могут продвигаться к “истинному, полному счастью”. Ещё один конфликт изображается между классовыми предрассудками и демократическим характером. Ложные идеалы высокой аристократии отвергаются, так как младшая сестра избавляется от усыновления богатыми, недалёкими родственниками.

Для маленьких детей, Желиховская писала сказки. Уменьшенная чарами злой колдуньи маленькая девочка в “Розанчике” (1882) сталкивается с приключениями в ставшем неожиданно странном мире насекомых, птиц и животных. Для возврата в мир людей она должна совершить три героических поступка. Положительный моральный посыл заключён в том, что любовь и доброта сильнее грубой силы. “Звёздочки” (1898) передают радостную весть Рождества, как времени давать и прощать. Желиховская не смогла избежать сентиментальности, когда писала об избалованных детях из хорошо обеспеченных семей, которые делают бедных детей счастливыми, раздавая игрушки из своих наполненных детских, или о барине, который даёт бедному молодому человеку возможность учиться.

Ключевые произведения Желиховской “Как я была маленькой” (1891) и продолжение “Моё отрочество” (1892-1893) составлены на основе дневниковых записей. Размеренно написанные эти автобиографические книги рассказывают историю ранних лет жизни девочки Елены. Желиховская, ближе к собственной детской перспективе, изображает небольшие эпизоды из повседневной жизни хорошо обеспеченной провинциальной семьи первой половины [111] девятнадцатого века. Идеализируя прошлое, Желиховская показывает чувствительного ребёнка в окружении счастливой и любящей семьи. Елене ещё предстоит научиться уважать старших и преодолевать свои страхи.

“Как я была маленькой” охватывает жизнь от первых детских впечатлений до смерти матери, которая, как и родная мать Желиховской, тоже писательница. Это “ранние, счастливые годы золотого детства”. Продолжение “Моё отрочество” рассказывает о 1840-х годах, когда семилетняя Елена уезжает к бабушке в Саратов, а позднее путешествует на Кавказ. Она глубоко переживает потерю матери, но снова находит её в книгах, которые та написала. Социальная перспектива расширяется через встречи с обычными людьми, между тем как психологический портрет мечтателя с творческим воображением углубляется. Главная задача — не только научиться терпимости, но и испытать счастье от выполнения своих обязанностей. Это, по сути, жизненное кредо героини: “Внешнее, случайное счастье переменчиво! Но есть истинное, неизменное счастье, которое полностью зависит от самого себя: это счастье состоит в выполнении собственного долга! Оно никогда не предаст нас; в жизни и смерти — сознание честно исполненного долга приносит великое блаженство!” Для критика в справочнике “О детских книгах” (1908) это было уже слишком, и он возразил: “Такая идеализация жизни вообще и эпохи крепостного права в особенности может вредно отозваться на детях старшего возраста [9]. [10]

В “Как я была маленькой” и “Моё отрочество” мы также беглым взглядом видим сестру Желиховской — будущего теософа мадам Блаватскую. Имя Елена, которое Желиховская использовала для своей героини, было дано в честь сестры. Не отказываясь от православной веры, Желиховская также проявляла некоторый интерес к спиритуализму и странным феноменам, о чём свидетельствуют её “Фантастические рассказы” (1896). Однако следует добавить, что в её произведениях для детей эта сторона никогда не выражалась явно.

Желиховская имела последователей во Франции, где в переводе появились не только её автобиографические произведения, но и четыре других тома. В России “Как я была маленькой” и “Моё отрочество” десятки тысяч экземпляров были проданы в семьи интеллигенции. Многие из её журнальных публикаций были посмертно переизданы в виде отдельных книг. Даже после революции издательский дом Девриена, сейчас находящийся в Берлине, издавал Желиховскую для детей российских эмигрантов».

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

[1] Русские писатели. 1800-1917: Биографический словарь. Т. 2. — M.: Большая Российская энциклопедия, 1992. С. 262.

[2] «Фабиола — знатная римлянка, подруга блаж. Иеронима. Построила первый на Западе госпиталь и собирала туда с улиц разных калек, больных и голодных. Блаж. Иероним описывает, как она сама приводила недужных, ухаживала за своими параличными и прокажёнными пациентами и собственноручно приготовляла пищу для этих “живых трупов”. Ф. была щедра к отшельникам, девственницам и монастырям. Вместе с Паммахием Ф. принимала участие в построении госпиталя в Остии, сделавшегося знаменитым по всему миру. В 395 Ф. сопровождала своего родственника Оциана во время его путешествия к Иерониму в Вифлеем. Её любознательностью вызваны письма Иеронима об одежде первосвященника и о станах в пустыне. Умерла Ф. в Риме в 399 г. См. Фаррар, «Жизнь и труды свв. отцов и учителей церкви» (перевод А. П. Лопухина, СПб., 1891, стр. 616-617)». Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона. Т. XXXV. С. 147-148. (прим. переводчика)

[3] Николас Патрик Стефан Уайзмэн (1802-1865) — английский кардинал, автор исторического романа «Фабиола» (1854). (прим. переводчика)

[4] Что свидетельствует о наличии у мальчика утратившего свои национальные корни возможности свободы выбора. (прим. переводчика)

[5] При этом другой критик указывает на прямо противоположное, что автор книги не мог не заметить, так он только что выше уже ссылался на ту же самую словарную статью посвящённую творчеству Желиховской в Биографическом словаре русских писателей, в котором и даётся эта положительная оценка: «Занимательность фабулы и непринуждённая манера письма обеспечили успех рассказам и повестям Ж., рисующим экзотич. быт и нравы кавк. народов: “Князь Илико…” (СПб., 1888; рец.: “Воспитание и обучение”, 1889, №1)…» Русские писатели. 1800-1917: Биографический словарь. Т. 2. — M.: Большая Российская энциклопедия, 1992. С. 262. Российский историк литературы и библиограф, библиотекарь Императорского Московского университета Дмитрий Дмитриевич Языков также отмечает высокое качество детской литературы Желиховской, в том числе и рассказа «Князь Илико…» : «Из таких изданий особенно были интересны и вызвали полный восторг детей: “Как я была маленькой” (СПб., 1891 и 1894 гг., два издания), “Моё отрочество” (СПб., 1893), “Князь Илико” (СПб., 1894) и “Кавказские рассказы” (СПб., 1895)». Таким образом, приводя одно отрицательное мнение, но, не приводя другие — гораздо более многочисленные положительные, автор книги «Сказки и был: история русской детской литературы» грешит против истины и объективности. Это тем более выглядит неуместным учитывая, что один из родителей мальчика, его мать — русская. Позиция автора в этом вопросе выглядит странно, если только не предположить, что он не поставил себе задачу исказить образ писательницы и сознательно изобразить её в качестве националистки и шовинистки. (прим. переводчика)

[6] Обзор детской литературы за 1885-1888 г.г. — СПб.: 1889. С. 23.

[7] За одним лишь исключением. Разница между авторами, пишущими «об американских индейцах», и Желиховской, существенна и разительна. Описанные Желиховской персонажи являются не плодом её воображения, как у упомянутых автором писателей, а действительно неоднократно встречались ею во время жизни на Кавказе. Например в биографической прозе «Моё отрочество» Вера Петровна рассказывает об одной такой встрече упоминая, что подобных встреч было достаточно много. (прим. переводчика)

[9] В данном случае «критик» был неправ и пытался требовать от других, чтобы написанные ими книги соответствовали политическим взглядам самого критика. Желиховская не «идеализирует крепостное право», о котором она вообще ничего не пишет и даже его не упоминает. Она пишет о своих детских воспоминаниях, так как она их запомнила. И это её право, так как её воспоминания — именно такие. Другие лица имеющие тяжёлое детство и считающие себя пострадавшими от крепостного права могли, исходя из своего опыта, написать и написали свои воспоминания. Но при этом, ни к Желиховской, ни к её книгам, это никакого отношения не имеет. Таким образом, претензии «критика» выглядят необоснованными и политически мотивированными. Странно, что современный иностранный автор, пишущий о Желиховской пытается использовать их в своей работе. (прим. переводчика)

[10] О детских книгах. — М., 1908. C. 54.

Комментарии запрещены.