Каменская А. А. Генри Стил Олькотт — биографический очерк

 

Генри Стил Олькотт, Президент-Основатель Теософического общества, положил 32 года своей жизни на дело Теософии, которому служил всей душой и всеми силами своими до самой смерти. Он является одним из самых замечательных деятелей прошлого века, яркой и оригинальной индивидуальностью и выдающимся пионером-организатором. Но задолго до того, как он, вместе с Е. П. Блаватской, основал Теософическое общество (1875 г.), он уже пользовался большой известностью на своей родине, в Америке.

Г. С. Олькотт происходил из древнего пуританского рода, давно переселившегося в Америку. Он родился в 1832 г. в Нью-Джерси. Ему было всего 23 года, когда блестящий успех его образцовой фермы (model farm of scientific agriculture) обратил на него всеобщее внимание и греческое правительство предложило ему кафедру по агрономии в Афинском университете. Отклонив это предложение, молодой Олькотт вскоре основал близ Нью-Йорка Ветчерскую сельско-хозяйственную школу, давшую новое национальное направление системе агрономического образования. Заинтересовавшись культурой сорго, он написал свою первую книгу «Sorgho and imphee, the Chinese and African sugar-canes», выдержавшую 7 изданий. Вслед за этим ему было предложено место директора в сельско-хозяйственном бюро Вашингтона, от которого он отказался.

В 1858 году Г. С. Олькотт впервые посетил Европу с целью изучить усовершенствованные способы земледелия, и его отчёт был напечатан в американской энциклопедии (Appletin’s American Cyclopoedia). В качестве специалиста-агронома, он сделался корреспондентом известного английского журнала «Mark Lane Express». За это время он написал ещё две книги по земледелию.

Когда разразилась междоусобная американская война, преданный идее свободы, Г. С. Олькотт был зачислен в Северную армии. Он провёл всю кампанию под начальством генерала Бэрнсайда. Заболев лихорадкой, он должен был слечь; по выздоровлении, он сейчас же стал снова проситься в армию, но правительство, знавшее его мужество и талантливость, поручило ему вести следствие по запутанному и опасному делу, в котором были замешаны крупные представители интендантства. Все средства были пущены в ход, чтобы помешать расследованию дела, но ни подкупы, ни угрозы не могли остановить стойкого офицера, и он блестяще закончил свою миссию. В течение четырёх лет он твёрдо выдерживал бурю нападок и клеветы, не останавливаясь ни перед какими затруднениями. Ему удалось выяснить дело и привлечь к ответственности видных деятелей; главный виновник растраты был присуждён к 10-летнему тюремному заключению. По этому случаю он получил ряд восторженных писем и поздравительную телеграмму от властей, выражавшую убеждение, что «успех следствия был не менее важен для народа, чем выигрыш великого сражения».

Произведённый в полковники, Г. С. Олькотт получил почётную и ответственную должность при военном ведомстве. Через два года ему было поручено произвести в морском ведомстве ревизию, обнаружившую ряд злоупотреблений и хищений. Морское ведомство торжественно высказало ему свою благодарность и преподнесло ему адрес в самых лестных выражениях, отмечавший его неподкупную честность, мужество, выдержку и силу характера.

Таков был человек, сделавшийся товарищем Е. П. Блаватской и основавший с нею Теософическое общество. Безупречную репутацию общественного деятеля, талантливость, громадную трудоспособность, полное самоотречение — всё это он внёс в свою новую деятельность.

Е. П. Блаватская встретила его на ферме братьев Эдди, где происходили необыкновенные спиритические явления. Полковник Олькотт был послан сюда газетами «New-York Sun» и «New-York Graphic», чтобы исследовать эти явления. Его статьи были напечатаны в целом ряде изданий и облетели всю Америку.

Как известно, полковник Олькотт, приехавший глубоким скептиком, не мог обнаружить ни малейшего обмана и предал гласности свои наблюдения. Встретив Е. П. Блаватскую, он почувствовал к ней безграничное доверие и дружбу. С этой минуты они соединились для дружной работы в борьбе с материализмом, и этот союз продлился до самой смерти Е. П. Блаватской (1891 г).

В тот момент, когда полковник Олькотт (уже в отставке) встретился с Е. П. Блаватской, он имел выгодные занятия и большой заработок; но он бросил все дела и всецело ушёл в новую работу, посвящая делу своей жизни всё своё время и все свои силы. В 1875 г. он основал Теософическое общество, при котором остался навсегда президентом.

В 1876 г. Е. П. Блаватская и Генри Олькотт поехали в Индию и сперва остановились в Бомбее. Здесь Генри Олькотт устроил первую выставку индусских изделий. На первом Теософическом съезде впервые был провозглашён свадешизм (индусское движение в пользу потребления национальных товаров). Началась сильная пропаганда, на которую косилось правительство, но которая приветствовалась индусами и парсами.

В 1880 году, под влиянием Г. Олькотта, началось громадное духовное движение, приведшее к возрождению буддизма на Цейлоне, где постепенно открылись 3 колледжа и 265 школ национального типа. В настоящее время через эти школы прошло уже 25 856 детей. Большую услугу буддизму Генри Олькотт оказал также своей поездкой в Японию. Ему удалось установить те 14 главных положений, которые составляют почву единения между северным и южным буддизмом.

В 1882 г. основатели Теософического общества купили красивое поместье в Адьяре, близ Мадраса, где они основали главный Теософический центр. Чтобы судить о работе, совершенной там с 1875 г., укажем, что Президентом были разосланы 893 хартии Теософическим центрам, «рассеянным по всему миру. Самый северный центр у Полярного круга, самый южный — в Новой Зеландии». *)

За тридцать с лишним лет своей бескорыстной деятельности Генри Олькотту пришлось встретить не мало затруднений и испытаний. Непонимание, насмешки, клевета, — всё то, что бывает уделом смелых пионеров, всё это испытал Генри Олькотт, но он всё вынес твёрдо. После смерти своего друга и товарища Е. П. Блаватской, он ещё 16 лет оставался на своём посту, продолжая работу вместе с любимой ученицей Е. П. Блаватской, Анни Безант. В июне 1906 г. он в последний раз был в Европе и председательствовал на Парижском Теософическом конгрессе. На возвратном пути в Индию он заболел, в декабре он слёг. Но на Адьярском Теософическом съезде (перед Рождеством) он пожелал ещё раз присутствовать, и его внесли на кресле в собрание. После этого он уже больше не вставал; сердце его было очень слабо. Он знал о своей близкой смерти и ждал её спокойно.

17 февраля 1907 г. он тихо скончался.

Умирая, Г. Олькотт оставил в наследие Теософическому обществу прекрасную, сильную и гибкую организацию, в пределах которой могут свободно развиваться автономные секции и национальные общества, и одну из богатейших библиотек в мире, а также память рыцарски честного и чистого человека, исполненного неутомимой энергии, необычайной доброты и широкой терпимости. Ничто его так не радовало, как дружба и любовь людей разных национальностей, рас и вероисповеданий, и потому он больше всего всегда интересовался теософами дальних стран. Он сиял, когда в Теософическое общество вступал негр, малаец или парс; он радовался, как ребёнок, вестям из далёкой России, Болгарии или Турции, где ещё не было в его время никакой организации. Его миссия — была истинная миссия объединения; в его сердце никогда не потухало пламенное стремление к братству. Это чувствовали все, кто к нему подходили, и потому нельзя было не любить его.

Среди многочисленных его трудов, большое место занимало устройство Адьярской библиотеки, которую он создавал с такою любовью и для которой ему удалось собрать 12 526 рукописей и 14 325 книг, не считая дубликатов. Незадолго до своей смерти ему удалось привлечь к этому делу немецкого учёного, доктора филологии, Отто Шрэдер, который и ныне состоит заведующим Aдьяpcкoй библиотекой. Благодаря его трудам составлен систематический каталог и богатое наследие Г. Олькотта приведено в стройный порядок. В Адьярской библиотеке собрано самое большое количество в мире рукописей Упанишад; некоторые из них, необычайно ценные, считались утерянными и существуют только в Адьяре. Недавно изданный каталог обратил уже на себя внимание европейских учёных. Такое богатство редких рукописей объясняется тем, что благодарные индусы приносили в дар Теософическому обществу много из тех ценных сокровищ, который они тщательно скрывают от обыкновенных ориенталистов.

Г. Олькотт писал не мало статей по Теософии и был сотрудником многих газет и журналов. Некоторые из его статей собраны в отдельном сборнике под названием: «Наука, Философия и Оккультизм». **) Он вёл подробный дневник, в который заносил всё, что касалось Теософического движения. Этот дневник издан под заглавием: «Листья старого дневника» («Old diary leaves»). В нём мы находим историю знакомства Г. Олькотта с Е. П. Блаватской, подробную повесть основания и первых лет деятельности Теософического общества, полную картину тех испытаний, которые так мужественно вынесли на своих плечах славные пионеры движения, и много любопытных наблюдений и переживаний покойного Президента. Всё, что он рассказывает, Г. Олькотт передаёт тоном неподдельной искренности и простоты, который придаёт большую ценность его рассказу. Можно отнестись критически к его характеристике, выводам и рассуждениям, но нельзя не признать глубокой искренности писавшего, несомненно стремившегося к возможно точному приближению фотографического воспроизведения объективной правды, как она ему в то время рисовалась.

Ещё более значительна его просветительная деятельность и его пропагандистская работа во имя единения в Индии. Чтобы иметь представление об этой кипучей деятельности, достаточно прочитать статью H. Crawford «Путешествия Г. Олькотта на ниве Теософии». Покойный Президент совершил несколько больших путешествий в разные континенты, но, кроме того, он постоянно объезжал Индию, несколько раз бывал на о. Цейлон. Он был вечно в работе. Ему приходилось путешествовать в местностях, где не было ни пароходов, ни железных дорог, в жару, в пыль и в период тропических дождей. Он ездил в самых фантастических повозках и телегах или на слонах. Всюду его встречало дружески настроенное население, которое стекалось толпами его слушать. Он говорил вдохновенный речи, призывал индусов к духовной работе, пробуждал их веру в возрождение и в великое будущее Индии, и всюду, где он говорил, открывались школы, зажигался интерес к Теософии и основывались Теософические кружки. Там, где его уже знали, его встречали восторженные овации и самое задушевное гостеприимство.

В Индии в то время шла борьба сект; верующих разделяли нетерпимость и фанатизм, а сама религия находилась в периоде упадка, отталкивая от себя наиболее развитые и широкие умы образованного общества. Усилиями Е. П. Блаватской и Г. Олькотта было восстановлено знание древнего эзотеризма Индии в очистительном пламени Теософии; ненужное и отжившее было отделено от важного и живого, и это живое, свет индуизма и буддизма, снова засияло ярким пламенем. У этого света зажигались всё новые и новые факелы, и дух терпимости и любви постепенно гасил вековую племенную вражду народностей Индостана. Плоды этой удивительной работы пионеров Теософического общества мы только начинаем пожинать теперь, когда пресса всего мира заговорила о «возрождении Индии».

Менее известна деятельность Г. Олькотта, как целителя. В течение нескольких лет он обладал целительным даром и наложением рук исцелял от многих болезней. К нему стекались нищие, y6oгиe, больные и многие получали от него утешение и исцеление. О его «чудесах» заговорили в газетах и, конечно, посыпались обвинения в шарлатанстве, хотя Г. Олькотт никогда ни одного гроша не брал за свои труды и жил чрезвычайно скромно. Сам он с обычной своей правдивостью удивляется появившемуся у него дару, скептически наблюдает за собой, констатирует несомненность целительной своей способности, с неподдельным изумлением рассказывает о творимых им «чудесах» и приходит к заключению, что дар этот ему был послан Свыше, как средство обратить внимание на то духовное движение, которого он являлся представителем и которое должно спасти человечество от материализма. После нескольких лет интенсивной целительной деятельности Г. Олькотт потерял свой удивительный дар и больше уже не мог исцелять.

С трогательным смирением относится Г. Олькотт к своим испытаниям, благоговейно принимая их, как посланные Свыше, и беззаветно веря в мудрость Учителей, руководящих эволюцией человечества. Для него не существовало ни утомления, ни препятствия, ни симпатии или антипатии, когда дело шло о благе Теософического общества. Он был всегда готов ехать, куда нужно было, и делать то, что становилось на очередь, никогда не выбирая то, что ему лично больше нравилось, и не рассуждая о последствиях. Он вполне доверял во всём своему другу и руководителю Е. П. Блаватской, в которой видел посланницу Учителей. В своём сердце он дал обет служения Учителям Мудрости и Сострадания и этому обету он оставался верен до самой своей смерти.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

 

*) Мы берём лишь период президентства Г. Олькотта, длившийся до его смерти (1907 г.). За последние годы число центров ещё сильно возросло.

**) Мы надеемся в скором времени дать один из этих очерков в «В.Т.».

 

«Вестник теософии». 1910, № 9. С. 4-10.

 

Первоисточник

Комментарии запрещены.