Цырков Б. М. Рождество в наших сердцах

 

Священный сезон зимнего солнцестояния снова не за горами.

В мире тревожной душевной нестабильности, сомнений и неуверенности, повсеместной ненависти и корысти, Дух зимнего солнцестояния вместе с сопровождающим его Рождественским праздником возвышается над беспокойным морем человеческих страданий.

Это царство в самом себе. Сезон Рождества — символ возрождения сил духа и врождённого божественного потенциала каждого человека. Он поистине одна из тех универсальных идей, которые пересекают все границы, созданные эгоизмом человека, и высоко парят над ограниченностью наших частных мнений и нашей хвалёной самодостаточности. Он обращён к жизни сердца каждого человеческого существа. Его громкий призыв сильнее, чем шум человеческих баталий или столкновений извращённых человеческих страстей на поле битвы низшего разума.

С незапамятных времён и среди всех человеческих рас святость и духовная значимость зимнего солнцестояния признавалась под любыми именами, терминами или символами. И христианский мир лишь позднее перенял то, что уже играло столь заметную роль в человеческой мысли в прошедшие эпохи. Празднуя это время года, осознавая его священность и совершая религиозные обряды и церемонии, относящиеся к различным школам религиозно-философской мысли, к которым может принадлежать каждый из нас, мы лишь следуем примеру древних и настраиваемся на традиции и идеалы, седые от времени и универсальные в своём применении.

Мистические обряды посвящения, которые относятся к периоду зимнего солнцестояния — это не только предмет древней истории. Они существуют и сегодня. Их никогда не прекращали проводить, и их духовная важность и сила не умаляются ни эмоциональным исступлением, ни умственным и психологическим потрясением, преобладающими на видимом этапе человеческой истории. Это сила Духа в человеке. Это мощная алхимия души и её внутренняя трансформация. Они — тайна и наука живого бога в человеке, его конечное господство над человеком плоти и животных страстей.

«Чудо» ребёнка-Христа вовсе не чудо, но естественный факт в эволюционной истории каждого человеческого существа на определённой стадии его духовного роста, когда устанавливается непрерывная связь между богоподобной сущностью в его сознании и возвышенной и очищенной «человечностью», в качестве пригодного проводника для проявления бога изнутри. Сезон зимнего солнцестояния, его главная идея человеческого возрождения, его мистический символизм, его посвятительный подтекст и его сакральность — всё это такие же неотъемлемые части человеческого сознания и факторы внутренней жизни, как и реальные космические события в жизни и эволюции Солнечной системы, в которой мы являемся живыми клетками.

В каждом человеческом существе есть скрытый «приёмник», который можно соответствующим образом сонастроить на волну духовного вещания, во все времена идущего из определённых мистических центров на земле. И в зимнее солнцестояние наше сознание может быть настроено на особенно мощные волны, идущие из тех мест на нашем земном шаре, где совершаются церемонии инициации, при которых подходящие и хорошо подготовленные ученики возвышаются до уровня полноценных посвящённых, чтобы осветить сиянием своей духовной славы всё человечество. В силах каждого человека протянуть связующие нити к этим таинственным событиям и сонастроить своё сознание на энергию, идущую из центров света, в которых совершаются эти обряды посвящения. Физическая дистанция не играет при этом никакой роли, а различия в расе, вероисповедании или цвете кожи, как и обычная интеллектуальная подготовка или положение в миру — не оказывают никакого влияния.

Наиболее прогрессивным церквам христианского мира настало время начать толковать аллегории священных писаний при помощи ключа, предоставленного древней мудростью, и увидеть в них глубинный смысл, утраченный в течение многих веков или намеренно игнорируемый в целях мирской власти. Некоторые церкви, обладающие большими способностями к прозрению, уже делают это. Они являются предвестниками более глубокого толкования мистических легенд и предвестниками нового религиозного мышления в землях Запада. Однако никаких существенных изменений не произойдёт, пока не будет отринута буквальная трактовка евангельских историй и под их внешней формой не будет вскрыто ядро той мистической истины, которую они призваны были отражать и символизировать. Для Запада возможно гораздо более великое и более благородное христианство, чем то, которое у него есть. И вполне может случиться, что в рядах современного христианского мира возникнет возрождающая сила духа, которая медленно, но верно просочится в ряды более прогрессивных общин и существенно изменит духовный и этический климат современного мира. Подлинное, истинное, энергичное и живое духовное возрождение, идущее от тех элементов настоящей религиозной жизни, которые освободили себя от смирительной рубашки формализма и отмирающей средневековой теологии и по новому посвятили свои сердца и умы возрастающей в человеке духовной силе (ребёнок-Христос мистических легенд древности) — это единственный путь к прочному миру и доброй воле среди людей Запада.

Прежде чем эта сила духа возродится, парламентам и диктаторам придётся либо склониться перед ней, либо, собрав свои вещи, раствориться в ночи.

Что необходимо в этом неспокойном и запутанном мире, так это действительно возвращение — искреннее возвращение — к энергичному и живому признанию этических ценностей жизни и главенствующей силы Этики в гармонии Вселенной. Дело не в том, что нам нужно ещё больше науки. И не в том, что нам нужно ещё больше формальной религии или ритуализма, или книг по тому, этому и другому. У нас их вполне достаточно и даже с излишком. Но то, в чём мы действительно нуждаемся с никогда прежде не испытываемой необходимостью, так это научиться бережливо расточать то, что мы уже имеем, и жить так, чтобы мудро использовать то, что мы уже открыли и произвели. И ничего, кроме этического пробуждения, не сможет никогда наполнить наши умы и сердца тем образом мыслей, который необходим для этой трансформации.И сама трансформация возможна только тогда, когда мы, как поколение и раса, признаем реальность внутренней божественности в каждом человеке и его способность проснуться от спячки и вновь оживить и наполнить высохшие колодцы и осушенные каналы своего разума, которые ищут решения проблем жизни, проблем человеческого объединения и солидарности. Когда реальность бога в человеке утвердится в большей части человечества, даже если это будет лишь частичное признание его существования, мы увидим новую форму цивилизации, поднимающуюся на осколках нынешней, основанную на истинных братских узах по всему земному шару, на достоинстве каждого человеческого существа и духовной уверенности, которая только одна и может принести настоящую безопасность и эру мира и доброй воли.

И тогда действительно Дух Рождества воцарится в сердцах людей, и наше сознание будет всегда настроено на широкие волны Духа.

Когда в следующий раз вы услышите, как Рождественские гимны рассылают в ночь гармонию хора, или услышите звон колоколов, возвещающих с башен радостную весть о наступлении Рождества, то пусть они станут для вас громким призывом Объединённого человечества, освобождённого от своих эгоистичных целей, гордого вновь обретённой свободой, вместе идущего из тьмы к Свету…

 

Публикуется по:

Boris de Zirkoff. Christmas in Our Hearts
// Theosophia, Vol. VII, № 4 (46), November-December 1951. P. 3-4.

Перевод Германа Косырева

 

Обсуждение закрыто.